Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

Я родилась, чтобы стать алкоголикомЗдравствуйте! Меня зовут Юлия, и я выздоравливающий алкоголик, трезвая четыре с половиной года. Сегодня я и не могла мечтать, что смогу жить жизнью, о которой и мечтать не могла! Нет, речь идет не о материальных благах, хотя и не без них. Речь идет о душевном счастье, о свободе души, о заполнении дыры в груди, о семье, друзьях, о реализации и о возможности жить, так как хочется, без стыда и постоянного чувства вины, иметь цель, и несмотря на последнее в списке, но в реальности самое главное — жить с Богом и всецело доверять ему!


Всего этого бы не было, если бы не программа 12-ти шагов Анонимных Алкоголиков. Я и по сей день хожу на группы, работаю по шагам, помогаю таким же как я! Это стало частью моей жизни и я благодарна за все! И я знаю, что как только подумаю, что выздоровело, все может закончится весьма плачевно!

Хочу поделиться своей историей, написанной в 2016 году, опубликованной в Газете Российской наркологической лиги "Независимость личности", когда я была трезвой только 4 месяца.

Я родилась, чтобы стать алкоголиком. Как это не печально звучит, но это так. Я никогда практически не испытывала плохого самочувствия по утрам, наоборот, бодрость даже какую‐то. Я любила алкоголь, как свое отражение в зеркале, как саму себя. Любила алкоголь в его любом проявлении. Но любовь часто убивает и разрушает, так и любовь к алкоголю поступила со мной.

Но, к моему счастью... Бог прошел со мной рядом через ад и не дал мне остаться в адовых кругах и хаосе, в который я погрузилась.

Я родилась в благополучной семье. Мама, папа, бабушки и дедушки. Любимый ребенок, но не избалованный. Всегда была очень старательна, трудолюбива, общительна, обладала хорошим складом ума, мне все давалось легко. Недостатка в общении, в друзьях, во внимании противоположного пола вообще для меня не существовало. Воспитание, образование, сострадание, доброту, любовь к людям, все это и даже больше дали мне мои родные, но помимо этого, передали мне по наследству ген алкоголизма...

Я не помню, когда я выпила в первый раз, помню что мне было лет 14‐15. С раннего детства лето я проводила на даче у бабушки и дедушки. И так утром, днем ты помогаешь родным по хозяйству, а вечером со всей компанией ребят бежишь на костры, шашлыки и т.д. Вот здесь‐то и начали ребята пиво, водку, самогон притаскивать, вроде так все и началось с невинного «попробовать». Потом помню, конец 9‐го класса, родителям придумали сказку, чтобы дали денег, что едем в Макдоналдс отмечать окончание учебного года. Купили по литру джина каждой, отправились отмечать в лес. Домой пришла — принесли, поставили, всю грязную, заблеванную. Помню, мама плакала, стояла передо мной на коленях, плакала и причитала: «Юля, Юленька, ну за что ты так со мной? Что я тебе плохого сделала?».

Далее старшие классы, тусовки, вечеринки, стрелки, драки, ночные дискотеки, и везде алкоголь и в больших количествах.

В студенческой группе все в основном были приезжие ребята, тусили с ними по общагам, барам, забегаловкам и пили, что, без сомнения, всех нас объединяло. Параллельно учебе занималась профессионально спортом. Это очень много давало университету, а университет давал мне бонусы на экзаменах. На спортивных сборах без алкоголя просто невозможно было уснуть на голодный желудок.

Однажды я поехала на спортивные сборы в Анапу. Меня ставили на старшие отряды трудных подростков. Они меня очень боялись (учитывая, что рост и вес у меня не велик). Мы день, вечер тренировались, а ночами пили. Море, лето и алкоголь в неограниченных количествах. Частенько я не помнила, как и почему я оказывалась вовсе не в своей постели... Чувство стыда и злости становились моими ежедневными спутниками.

В дальнейшем увлеклась ездой на мотоциклах. Часто ездила (водителем) на мотоциклах весом под 200 кг, с пассажирами, ночью на длинные дистанции, в пьяном состоянии. Аварий было много, но я ни разу сильно не пострадала, правда был случай, когда лобовым стеклом мне голову чуть не отрезало, но меня успели спасти.

И вот после таких потрясений, частенько покупали портвейн «777» и прямо из горла глушили — снимали стресс. Последняя авария вообще пробила до костей мне дыры на локтях, коленях, отбиты все ребра, заражение было. Но в этом случае алкоголь был вообще моей анестезией. А страх и боязнь высоты лечила водкой и хождением по перилам моста.

На тот момент у меня уже были серьезные отношения с МЧ. Но так как мы не жили вместе, а только встречались, «дружили домами», и я часто после какой‐то гулянки оказывалась вовсе не в своей кровати...то мой бойфренд многого и не знал. Что в итоге убило первую любовь, сроком в пять лет. Моя студенческая спортивная карьера подходила к своему логическому завершению, из‐за множества травм по‐пьяни. Все знания были пропиты и забыты. Пошла работать, где познакомилась с гражданским мужем. Как потом выяснилось — альфонсом, который вдалбливал в меня, что я недостаточно красива, стройна, умна, зубы у меня неровные, ну и так далее.

С этого времени я стала пить каждый день. Поступила на второе высшее образование — экономистом, работала, надо вести семейное хозяйство и выглядеть хорошо. Сил не хватало, сдавали нервы, ну и мужик, который тянет постоянно деньги, не прибавляет счастья. Плюс кредиты стали нарастать как снежный ком. И вот в один из дней позвонил МЧ и сказал, что извини, я вырос из наших отношений, от тебя больше нечего взять. Этим же вечером, в панике, не понимая, что мне делать, выпила какие‐то таблетки успокоительные и запила бутылкой вина. Не от желания умереть — таких мыслей у меня вообще не было, от страха, от эмоционального хаоса, от боли, от жалости к себе. Меня спас отец.

Жила я самостоятельно уже несколько лет, своя квартира, работа в одном из ведущих банков, на ведущей должности. Строить отношения с мужчинами я не хотела, не запоминала имен, телефонов, адресов, кто, где и зачем, — все это мне было вообще не нужно. На тот момент моя душа и сердце были закрыты, я боялась еще раз повторения боли, страха, крушения надежд. У меня был мой верный анестезирующий и успокаивающий друг: алкоголь. Да я в глубине души понимала, что пить каждый день — это не нормально, но я же работаю, учусь, ну я не алкоголик. А то, что каждый день прихожу с работы и по литру, а может, и больше пью, в выходные вообще начинаю с бокала чего‐то там. Ну, просто считала, что я человек, который любит выпить. Стала брать по‐пьяни все больше кредитов, суммы росли, на что потрачены деньги — смутно помню, начались запои затяжные.

Начались колоссальные проблемы со здоровьем. Был поставлен диагноз подозрение на доброкачественную опухоль головного мозга, что в дальнейшем спасло меня от увольнения по профнепригодности. Я соврала, что больна раком, и меня пожалели.

А 2011 году после Нового года, ушла в запой на 2 недели, не могла сама выйти из него, вызывала капельницу. И где‐то в эти моменты стали приходить осознания, что у меня проблемы. И начались мои кодировки, блокаторы, уколы, таблетки, мозгоправы, всевозможные целители, клиники, ну весь платный набор. Не помогало ровным счетом ничего. Практически утром вкололи, вечером уже пила, но единственное, что это дало, это ограничение в употреблении количества — так много не надо было. К тому времени я искала и выбирала компании людей пьющих, отпуска планировала только туда, где можно алкоголь пить и приобретать без ограничений.

В период моего затишья, умеренного, но регулярного употребления, познакомилась с мужем. Муж оказался человеком совершенно не употребляющим, не зависимым. На его немые вопросы о моем ежедневном употреблении говорила, что работа тяжелая, начальник сволочь, стресс, погода плохая, сломался ноготь, колготки порвались, и вообще Петя‐Лена уроды, ну как тут не снять нервное напряжение, и что у тебя за претензии, дома убрано, приготовлено и тем более я работаю. Но потом мне надоело работать, надо было документы мужу для проживания в России оформлять, а это очень сложно, и с работой несовместимо, а на выпивку так вообще времени не останется. Работа стала мешать. Когда бумажная волокита была улажена, начался кризис в стране. Ну какая тут работа. Стала почти все время дома сидеть.

К этому моменту моя ложь не знала границ. Я сама стала путаться, кому и что я вру, меня это убивало, сжирало изнутри, я стала злой, жадной, а кредитно‐долговая история набирала свои обороты. Мужу говорила, что пью пиво, а «от пива вреда нет», а сама добавляла в пивные напитки что покрепче. Супруг мой все это видел, и как спасти меня не знал, придумал вывезти пожить в его стране. Ну месяц я как‐то, сцепив зубы, на сухой трезвости продержалась. Ну конечно, в таком состоянии я была отвратна, мне было плохо, моя тяга так велика была, что я отравляла жизнь всем. По возвращению в Россию, я с лихвой восполнила не выпитое. Начались запои, забвения, галлюцинации, неадекватное поведение, тремор. Но при всем этом, я четко била себя в грудь кулаком и всех убеждала, что я сильная, я справлюсь сама. Помню отчетливо события последнего августа. Проснувшись утром, понимаю, что если я не выпью, то сойду с ума, сердце колотится, руки трясутся. Наспех одевшись, побежала в аптеку. Стояла в очереди, заказывала всевозможные седативные препараты, и когда начала расплачиваться, увидела, как начали трястись руки. Ладно, думаю, пройдет... Далее решив, что этого из аптеки недостаточно, зашла в магазин и купила алкоголь.

...Далее хуже, начались галлюцинации, мне казалось, что я собираюсь на работу, но голос внутри говорил: «Юля...... ты спишь и встать не можешь!» В попытке подняться с кровати, разбила лицо, зубы. При этом я с кем‐то общалась, с кем .... увы не знаю. Как проходили дальше дни, помню смутно.  Употребив аптеку и запив алкоголем, я ложилась спать дальше.

Пришла в себя на кровати, дома (причем уже не проснулась, а именно пришла в себя), без постельного белья, переодетая, а рядом сидел папа (муж был в командировке). Оказалось, что я не отвечала на телефон, и отец пришел ко мне домой. Он промыл желудок, и меня отмыл. Больше я не говорила, что я сама что‐то смогу сделать, что я сама справлюсь. Потом случился сильнейший тремор, вызвали скорую, чтобы снять приступ. Врачи не могли даже укол сделать в вену, кожаными ремнями к кровати привязывать пришлось, так мое тело выворачивало. Я поняла, что я проиграла этот жизненный бой. Но кроме как наркологическая больница не знала, что может мне помочь.

И спасибо родителям и мужу, которые меня поддержали, я попросилась в больницу. Трезветь и жить начала только ради них. Еще когда в больнице лежала, начала читать Евангелие, а медсестра тогда ко мне подошла и сказала: «Думаешь, это тебе поможет?» Как же мне обидно было это услышать. Только сейчас понимаю, что веры во мне ни грамма не было. Все показуха, ложь и лицемерие, мол, — «смотрите, какая я хорошая»! Еще в больнице я знала, что выйду и буду пить.

По выписке я еще месяц куролесила по квартире в употреблении. Но уже знала, что все возвращается, то от чего я бежала и спасалась, возвращается. Но тут волей судьбы я попала в реабилитацию. И ведущий (дай Бог ему здоровья) сказал мне после очередного срыва: «Юль, есть такое поверье, что в день посещения группы Анонимных Алкоголиков человек не употребляет. Давай‐ка ты будешь пока тупо ходить на собрания АА каждый день». Я его послушала, и это сработало.

Я не пью, я трезвая. Я нашла себе наставницу, она мне помогла открыть душу и сердце. Мое общение с ней это общение двух сердец, двух душ. Я признала, что я бессильна перед алкоголем, я потеряла контроль. Именно в группе АА я почувствовала любовь. Я еще только начала свой путь выздоровления, но я очень хочу идти вместе с такими же анонимными по этому пути. Я сейчас счастлива, что у меня появилась надежда. Спасибо всем, и Бог нам в помощь.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Нам нужна помощь

Мы в Facebook

Мы в Одноклассниках

Последние комментарии

НАШ БАННЕР

Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

 

Сейчас на сайте 50 гостей и ни одного пользователя