Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

Как меня спасала мамаЧасть первая

Я рано отделилась от своей семьи. Так уж вышло, что в восемнадцать лет я сама стала мамой, вышла замуж, и мои родители предоставили мне собственную квартиру.

Пить я начала почти сразу. Когда мой ребенок пошел в школу, я уже была конченной алкоголичкой.

Не помню, как это произошло, когда и в связи с чем моя мама «взялась» за меня. Довольно долго мои пьянки, мои проблемы её не беспокоили. И вот как выглядела её помощь.

Она постоянно приезжала ко мне домой и часами барабанила в дверь, поднимая «на уши» весь подъезд. Если я открывала ей дверь, то она часами орала: «Как тебе не стыдно!» и «Это всё мое!». Имея в виду квартиру и все, что в ней находится. Она сотрясала воздух кулаками, иногда поднося эти кулаки мне под нос. Я не узнавала свою интеллигентную маму… Ни единого доброго слова… Ни одного…

Надо сказать, что всю свою трудовую жизнь моя мама посвятила работе в психиатрической клинике.  И, посоветовавшись с коллегами на работе, она решила меня туда пристроить на излечение от алкоголизма.

Я к тому времени уже понимала, что у меня проблема, с которой я самостоятельно справиться не в силах. И когда мне поступило предложение лечь в психиатрическую больницу, я отправилась туда добровольно. В те времена не было еще понимания, что такое зависимость и что с этим делать. Не было Интернета. Середина девяностых годов. Слава Богу, с практикой карательной терапии в ЛТП к этому времени было уже покончено. Здесь мне немного повезло.

Отлежав сорок дней среди психически нездоровых людей, я вышла на свободу и тут же напилась. Через несколько дней я снова оказалась в той же клинике с вердиктом: «Ты просто мало полежала….» Если первый срок у меня была надежда на помощь, то вторые сорок дней я «отбыла» только благодаря препаратам, которые там получала. Они помогали мне смиряться с реальностью. Надо ли говорить, что, выйдя на свободу второй раз, я тут же снова ушла в запой.

Отчаянию моей мамы не было предела. Она хотела, чтобы я жила. Жила трезво и счастливо. И в своих намерениях она останавливаться не собиралась. Моя мама со своей сестрой приехали ко мне домой, к тому времени у них уже был собственный ключ и, застав меня в дым пьяной, решили незамедлительно отправить меня обратно в дурдом. Но в этот раз наши желания меня спасти не совпали. Я решила противостоять. Меня вязали кушаками, звонили каким-то «мальчишкам», которые должны были меня сопроводить до места «помощи». Потом плюнули и решили оставить «окончательное решение» этого вопроса до завтра.

А я свое «окончательное решение» откладывать не стала. И выпила все психотропные препараты, которые мне при выписке дала мамина подружка. Они должны были мне помогать оставаться приличным человеком. Божий промысел, тетушка что-то забыла и вернулась в квартиру, где я валялась без сознания. Клиническая смерть, четыре дня комы, парез нижних конечностей.

Когда я очнулась в реанимации, моя мама сидела рядом. «Лучше бы ты умерла», — сказала она. Я была с ней согласна. Потому что принимать такую помощь от мамы у меня уже не было никаких сил. Но оказалось, что я не могу произнести ни слова… Речь ко мне вернулась не сразу…

Елена

Продолжение следует.

 

Нам нужна помощь

Мы в Facebook

Мы в Одноклассниках

Мы в контакте

Последние комментарии

НАШ БАННЕР

Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

 

Сейчас на сайте 125 гостей и нет пользователей