Созависимые и зависимые члены семьи

Созависимость семьиЕ.Ю Иконникова.

КЛУБОК СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ. Часть 1-я.

Недуг зависимости от алкоголя и наркотиков - это нелегкое испытание, это физиологические и психологические перегрузки для всех членов семьи.

В наркологические лечебницы люди попадают и полностью по своей воле, и частично смиряясь с волей родственников, а иногда и вопреки своему желанию. Такие подчас сразу, через три минуты требуют выписаться под расписку. Поместить куда-либо хоть на какое-то время надоевшего родным и близким зависимого от алкоголя и наркотиков человека - голубая мечта, которая в определенные моменты рано или поздно возникает у даже самых ответственных и любящих людей, на долю которых выпало тяжкое бремя принятия решений о дальнейшей судьбе страждущих.

Тяжкое бремя

Избавиться от тяжелой ноши ответственности за другого подспудно хотят многие родственники зависимых людей. Эту ношу, они зачастую взваливают сначала целиком на себя, отнимая последние крохи ответственности за собственное поведение у страждущих членов семьи, а затем, изнывая от невыносимости бремени, стремятся поделиться ею с теми окружающими, которые готовы помочь в их нелегкой борьбе за жизнь больного, зависимого человека. Переложить, чтобы хоть на некоторое время почувствовать себя "нормальным человеком" - не тем, у которого ум заходит за разум в попытках осмысления сложившейся ситуации и своего места в ней.

Уловки и ловушки

Можно понять родственников страждущего человека, который становится все более неспособным о чем-либо заботиться, кроме своего субъективного состояния. Его волнует только то, как бы ему продержаться до следующей выпивки, укола, похода к игральному автомату. Он не слышит обращений к его сознанию, даже в приемлемой форме, а тем более в неприемлемой. До его сердца не доходят слезы и ругань. В лучшем случае, иногда он выглядит виноватым и делает что-то эпизодически, чтобы загладить свою вину. Стремление защищать свое болезненное привычное поведение становится для них таким же естественным, как для остальных - стремление защитить свое достоинство. Ужасающее обеднение собственной личности и жизни этот человек не замечает в значительной мере и потому, что окружающие не дают ему этого заметить. В ответах на их упреки и обвинения проявляются в нем остатки хитрости и физической выносливости. Их он раздувает в своем сознании до степени "изворотливости ума" и "мужского превосходства" (у женщин - "исключительности" своей психической и физической организации).

Вся жизнь – борьба?

Такие компенсаторные заключения о своей якобы состоятельности долгое время поддерживаются их семьями на уровне многочисленных конфликтных битв, которые постоянно и безуспешно пытается выиграть "праведная" половина. Это - родственники, часто непьющие, но склонные обманывать себя, на чем и ловят их зависимые члены семьи. К тому же борьба в этой ситуации ведется не всегда с самим греховным поведением, а с больным человеком. Бороться же с больным с помощью силовых или воспитательных мер обычного домашнего характера, часто без специальных знаний - все равно, что читать курс педагогических лекций глухому.

Бороться с больным человеком, даже если он совершает греховные поступки, ведет себя агрессивно по отношению к членам собственной семьи, не только бесполезно, но и неверно с точки зрения христианской нравственности. Люди зависимые или психически неуравновешенные, хотя и в разной мере, но все же неадекватно воспринимают окружающих людей, смысл их поступков, не могут сочувствовать родным и близким. У них есть некоторая жалость к подобным себе страждущим, и то на несформированном низком уровне. Поэтому на стадии выраженных клинических проявлений болезни часто произносимые близкими реплики (" Как он мог так поступить, ведь он же должен был понять…", "Неужели он, взрослый человек, не понимает…", «По-моему, он просто глуп") выражают только их неосведомленность в отношении смысла и характера поступков, вызванных болезнями зависимости, непонимание того ужасного положения, в которое уже попал член семьи.

Формула «любви»

Зависимый человек может не встать лицом к лицу с последствиями поступков, совершенных под влиянием своего болезненного пристрастия или больной привычки, достигших некоторой клинической выраженности, так как члены или один значимый член семьи загораживают взор его совести своим активным противодействием, в том числе здравому смыслу. Это находит выражение в такого рода "формулах заботливости": "Я должна помочь ему, иначе он слишком много потеряет", "Я не могу видеть, как он страдает", "Этого не может быть, я вам не верю, а верю ему", "Я обязана спасать его из последних сил" и т.д.

Почему так упорно близкие действуют наперекор очевидной необходимости: человек сам должен переживать последствия своих греховных склонностей? Наверное, употребление понятий доброты, любви и милосердия в этом иногда будет некорректно.

Христианские добродетели не могут основываться на эгоистическом сознании, а здесь даже в формулировках видится подчеркивание собственной роли, желание сохранить какой-то определенный, хотя и скрытый порядок вещей и идей, не имеющих ничего общего с христианством. Еще, может быть, сказывается и отсутствие здравого рассуждения у родственников, живущих в постоянном нервном ожидании и напряжении.

Жизнь с приставкой со-

Состояние близких и родственников зависимого человека, напоминающее жалость в ее неодухотворенном варианте и провоцирующее подобие нервно-психического расстройства в сочетании с постоянной сфокусированностью переживаний на больном члене семьи, сопровождающееся подчинением всего порядка жизни семьи этому субъективному настрою, психологи назвали "созависимостью".

Итак, зависимый строит свою жизнь на удовлетворении своих пристрастий и приобретающих болезненный ракурс желаний и чувств, а созависимые в центр своих чувств и желаний ставят зависимого.

Такая странная игра

Многие психологи называют поведение созависимых и зависимых членов семей "игрой в алкоголика". Игра - это двойное поведение; смысл одного поведения спрятан за серией поступков и высказываний другого поведения, но только внешне красноречивого и бьющего в глаза. На самом деле, стереотипы поведения обеих сторон, по мнению психологов, разделяющих игровую концепцию, укладываются в определенную схему, смысл которой в глубинном бессознательном повторении действий, доставляющих удовольствие обеим сторонам и некоторую "выгоду".

Выискивание подлинных бессознательных мотивов в психологических исследованиях похоже по аналогии на умозаключения некоего воображаемого жителя Луны, в телескоп рассматривающего поведение жителей Земли и старающегося понять смысл попеременного строения и разрушения городов землян.

С точки зрения этого воображаемого лунатика, алкоголик самоутверждается в игре-преследовании со стороны родственников, получает удовольствие от выпивки и гуляния и избегает ответственности реальной жизни.

Родственники, в свою очередь, утверждаются в своей властности и сверхответственности, практикуя контролирующее поведение. Они выключают больного из значимых сфер реальной деятельности и живут как бы без него, а он выполняет роль нашкодившего маленького ребенка, у которого только и дел, что играть да гулять, а ухаживают за ним другие.

Обе стороны это положение вещей устраивает, игра в алкоголика повторяется по мере возрастания надобности в ней. Эта несколько примитивно-схематическая модель аналитического подхода со стороны, " с высоты" вообще не работает, если трезво, с духовной точки зрения смотреть на происходящее в семье, где есть такого рода страждущие.

Приход Никольской церкви в Ромашково

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Banners-eparhia

Союз православных граждан Казахстана Православная служба мИЛОСЕРДИЕ Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери станции Шамалган РК  Храм Христа Спасителя  Православный портал Трезвение