Путь к трезвости: ломать мебель или читать Иисусову молитву?

Продолжаем публикацию записок Екатерины Савостьяновой, ведущей одной из групп в православной общине трезвости при храме свт. Николая в селе Ромашково

На чужой планете

Пять лет назад Елизавета дала обет трезвости. Пять лет! Даже трудно представить. Дело не в том, что время летит незаметно. Совсем наоборот. Та, другая, жизнь, пропала, исчезла, а пять лет – как целая жизнь, целая вечность.

Сегодня сидели, разговаривали про это. Мы с Лизой одновременно пришли в Ромашково, в 2000 году. Я говорю: «Когда мне показывали людей, которые не пьют по 3, по 5 лет, у меня даже в голове это не укладывалось. Будто инопланетяне какие-то». Действительно, непонятно было, как такое возможно: без уколов, без гипнозов, без больниц… Теперь понимаешь: только так и возможно. А инопланетянами тогда мы сами были. Жили по каким-то своим, странным правилам, не принятым на этой Земле.

Недавно в храм пришел человек совсем по другому вопросу, не связанному с общиной трезвости. Случайно увидел у меня на столе списки людей, давших обет на всю жизнь: я готовила статистику для будущей книжки. Он говорит: «Все это – неправда». Я не поняла сначала: «Что?». – «То, что там у вас написано. Они вам врут». Я объяснила ему, что почти всех этих людей знаю лично, знаю, какую жизнь они ведут. Если кто сорвался, не смог сдержать данного Богу обещания, то об этом тоже известно и эти данные мы ни от кого не скрываем.

Никакого вранья. «Я сама дала обет», - говорю, наконец, исчерпав все аргументы. Он посмотрел меня, как на – да-да! – инопланетянку, ничего не сказал. А на следующий день как раз был назначен молебен пред иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша» и чин дачи обета трезвости. Я ему говорю: «Приходите завтра, посмотрите». Самое интересное, что он действительно пришел. Выстоял весь молебен, все чинопоследование. Шесть человек в тот день дали обет. Многие плакали. Было видно, что наш посетитель потрясен. Он ничего, правда, опять не сказал. Ушел тихонечко к себе на планету. А у нас, на Земле, началась жизнь. Для кого-то в 40 лет, для кого-то в 32. Все зависит от того, когда «пришед в себя», вернешься в Отчий дом, вернешься в человеческое – не гуманоидное - состояние. Ведь когда пьешь, не идешь по жизни - жизнь идет мимо тебя, а тебе кажется, что ты живешь…

Лист Мёбиуса

Опять. Вечная тема – срыв. Время от времени кто-то обязательно подает повод для этого не самого веселого обсуждения.

В чем причина? Нормальный, умный, вменяемый человек. Все знает, все понимает. Говорит здравые слова. И вдруг, на тебе. Словно внутри у него притаился эдакий логический лист Мёбиуса. Раз – и все здравые рассуждения выворачиваются шиворот-навыворот. А вроде шел все время по прямой…

Сегодня после длительного и мучительного запоя пришел И. «Так тяжело не было никогда», - признался он. Рассказал, что сложилась сложная ситуация в семье: «Отец пугает больницей. Больница - это кошмар».

К.: А из-за чего тебе надо в больницу?

И.: Он считает, что я много пью. Я вижу другие варианты.

К.: Например?..

И.: Надо подумать. Я и хотел подумать. А тут встретил ребят. Попала капля в рот – и заштопорило. Думал, легче станет…

О.: Почему ты не сказал ребятам: «Я больше не пью». Ты же знаешь, что если у тебя хотя бы раз в жизни был запой, выбора у тебя нет. Или не пить ни капли – никогда, ни при каких обстоятельствах! Или – пить до конца.

К.: До дна. Ты же должен был быть готов к такой ситуации, что тебе предложат выпить. Мы столько раз это здесь обсуждали. Не понимаю тебя!

У.: А я понимаю. Всех ситуаций не предусмотришь. Вот мне казалось, что у меня все проблемы позади. Несколько лет не пью, тружусь в храме… А тут пригласили участвовать в концерте. Встретился со старыми друзьями. После был банкет, конечно. К нему я приготовился заранее – морально - и смог отказаться от выпивки. Но ребята взяли несколько бутылок с собой в автобус, концерт за городом был. И там я не устоял. В Москве продолжили. Проснулся я где-то в Выхино, в вагоне метро – без инструмента, без денег, без документов. Жена предчувствовала это. Духовный отец сказал мне, что Господь, таким образом, смиряет.

Г.: Иногда из-за гордыни и монахам падения попускаются. Господь показывает тебе, где ты находишься.

С.: В моей жизни нет ничего хорошего. Взять бы все и выкинуть из памяти. Мучают воспоминания. Падения эти. Ничего хорошего, связанного с алкоголем, в моей жизни нет.

Д.: Это поддерживает твою мотивацию. Для решимости очень важны два момента: ощутить радость трезвого бытия и не забывать того, что связано с пьянством.

О.: «Грех мой предо мною есть выну»… Это делает нас реалистами. Зато ты никого не можешь осуждать. Кто осуждает, тот уязвим.

В.: Мне после срывов здорово помогала мысль, что я предаю тех, кто ходит в общину. Ведь здесь приходится каждый раз заполнять в списке графу «срок воздержания». Очень неприятно, когда этот срок не увеличивается, а каждый раз становится все меньше и меньше…

Д.: Стыд тоже хорошая штука. Хотите, я скажу, что такое срыв? Я решил бросить пить, но при этом я срываюсь. Будто я карабкаюсь по скале, срываюсь, но мне надо туда, наверх. И я намерен всю жизнь туда ползти. А встречи со старыми друзьями, семейные неурядицы – это не причины и даже не поводы. Это – отговорки.

Вот такой примерно получился разговор. Очередной разговор про срыв. Как хочется, чтобы подольше не всплывала эта тема на наших встречах!...

Уроки почвоведения

Продолжали разговор, начатый три недели назад. Стресс, раздражительность, одиночество – словом, пресловутая «нервная почва». Именно она, по мнению многих, является причиной срыва. Впрочем, когда начинаешь эту «почву» как следует копать, выясняется, что она – лишь повод, верхний «плодоносный» слой. Горькие плоды этого почвенного слоя известны… А что в глубине? В глубине мы сами – «со страстьми и похотьми», зацикленностью на себе и собственных переживаниях, тщеславием, самолюбием, отсутствием любви, леностью к молитве. Так что борьба с желанием выпить рюмочку – это настоящая брань духовная, ежедневная, а у кого-то – и ежеминутная.

Подобные глубины мы сегодня не затрагивали. Напомню, что по правилам клубов трезвости, духовные вопросы мы можем обсуждать лишь в присутствии духовного лица. Иначе получается диспут – неполезный, а порой и вредный.

Мы говорили о верхнем слое проблем. О нервной почве. У каждого есть хотя бы небольшой опыт борьбы с подобным состоянием – за исключением использования разного рода химических веществ. Хотя бы один раз, но что-то помогло отвлечься от мрачных мыслей, побороть в себе неодолимое желание бежать за бутылкой.


Вот что мы насчитали:

1. Пойти в лес.

2. Поставить диск с любимым фильмом.

3. Заниматься с детьми.

4. Ломать старую мебель.

5. Затеять генеральную уборку в квартире.

6. Поиграть в «тетрис» или подобную игрушку.

7. Позвонить другу, который тебя понимает (или члену общины, пусть даже малознакомому: мы-то уж точно друг друга понимаем).

8. Просто отправиться на улицу и идти быстрым шагом, куда глаза глядят.

9. Помочь кому-то, кому плохо.

10. Лечь спать.

11. Если есть такая возможность, немедленно исповедоваться.

12. Слушать радио «Радонеж», богословские лекции и т.д.

13. Запастись на этот случай своеобразной «аптечкой»: духовной книгой, которую очень хочется прочитать, но ты бережешь ее специально.

14. Вспомнить все самое гадкое, что с тобой происходило из-за выпивки.

15. Заняться спортом.

16. Хорошо покушать.

17. Пойти в храм.

18. Прочитать акафист.

19. Читать Иисусову молитву, пока мысли о выпивке не исчезнут.


Не все способы, конечно, равноценны. Иные можно отнести к весьма спорным. А главный вывод, которому мы пришли на общине, был таким: никаких технических средств, чтобы снимать стрессы не нужно, если человек находится в Православии. Там открывается настоящая Жизнь, наполненная истинным Смыслом.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Banners-eparhia

Союз православных граждан Казахстана Православная служба мИЛОСЕРДИЕ Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери станции Шамалган РК  Храм Христа Спасителя  Православный портал Трезвение