Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

Загородная Елена Владимировна
Христианский психолог и психотерапевт, семейный консультант, консультант по созависимости, консультант по работе с родственниками зависимых Христианского благотворительного фонда «Старый Свет»
 
«В созависимых отношениях нельзя быть собой, надо быть тем, кто удобен другим...»

Что такое созависимые отношения, и как они формируются?



Елена Владимировна: Созависимые отношения начинают формироваться в семье с самого раннего детства. В дисфункциональной семье отсутствует общность, вместо этого появляется созависимость в отношениях, когда другой человек не является абсолютной ценностью, а становится средством и используется другими. Когда ребёнок рождается в такой семье, он не получает принятия, уважения и заботы.

 

Здоровые отношенияСозависимые отношения
Общность Созависимость
Принятие Оценивание
Уважение Нарушение границ
Забота Контроль
Знания Иллюзии

 

Что Вы имеете в виду, говоря о принятии?
Елена Владимировна: В здоровых отношениях человек принимает другого таким, какой он есть, но, прежде всего, он принимает себя. Принятие человека — это нечто противоположенное его оцениванию, которое характерно для созависимых отношений. Принятие другого — это, в конечном итоге, принятие воли Божией. Это противоположено ещё и нашему своеволию, нам всё время кажется, что тот план, который у нас есть, самый лучший: мы точно знаем, как надо. И именно поэтому мы постоянно сопротивляемся и не принимаем себя, другого человека, события, которые происходят в нашей жизни. Существует множество факторов, по которым родители могут не принимать своего ребёнка, потому что им кажется, что он должен быть другим: у него должны быть другие способности, другой внешний вид, другой характер. Иногда бывает, что родители хотели, чтобы у них родилась девочка, а появляется мальчик, и наоборот. А ребёнок такой, какой он есть, он не должен соответствовать чьим-либо ожиданиям. Надо понимать, что то, что мне даётся и не зависит от меня, надо воспринимать как данное от Бога.
 
Расскажите, пожалуйста, подробнее про ожидания. Как они возникают?
Елена Владимировна: Ожидания берутся, прежде всего, из своеволия. У меня есть определённые потребности, и я ожидаю от человека, что он их удовлетворит. А он совершенно другой и не собирается мои ожидания ни коем образом удовлетворять.
 
А как понять, что зависит от меня, а что не зависит?
Елена Владимировна: Вот с этим надо разбираться. Надо сесть, взять листочек бумаги, расчертить его на две колонки и написать, что в этой ситуации от меня зависит, а что нет. Сесть и подумать. Если не получается, то обратиться за помощью. Но решить это всё равно надо. Нужно увидеть свою часть ответственности и не свою. Потому что брать на себя не свою часть очень опасно и вредно точно так же, как и не брать на себя свою.
 
Всё равно же родители оценивают своего ребёнка: что хорошо, что плохо, потому что это элемент воспитания. Как это правильно делать?
Елена Владимировна: Речь не идёт о поведении ребёнка. Речь идёт о его свойствах, качествах. О том, что ему присуще — какой он. Поведение может быть абсолютно разным у одного и того же человека. Мы можем оценивать поступки человека, а не его самого. Оценивание приводит к осуждению или к идеализации. Важно отметить, что оценивание передаётся через отношения в семье. Если ребёнка оценивают, то он именно так научается относиться к себе и к другим людям.
 
Сначала у ребёнка формируется отношение к себе, а потом ко всем людям?
Елена Владимировна: Здесь неверно говорить, что сначала, а что потом. Отношение к себе, к Богу и к другим людям формируется параллельно. Эти три вещи нельзя отделять друг от друга. Другой вопрос, что, когда мы начинаем работать с человеком и пытаемся прорабатывать отношения с собой, с другими людьми и с Богом, мы чаще всего начинаем с отношения к себе. Именно в отношениях со взрослыми у ребёнка создаётся образ себя, формируются отношение к себе и к другим. Это начинает происходить в довольно раннем возрасте, с самого рождения. В дисфункциональной семье, при наличии созависимости в отношениях, потребности ребёнка в принятии, уважении, безусловной любви не удовлетворяются. И ребёнок научается их удовлетворять нездоровым образом. Здоровое удовлетворение потребностей у ребёнка всегда основано на том, что он что-то получает просто так, ему это даётся. Ему не надо это заслуживать, не надо это выбивать, требовать. У него есть родители, которые Богом специально приставлены к нему для того, чтобы удовлетворять его потребности, потому что ребенок сам этого сделать ещё не может. Но в дисфункциональной семье многие психологические, духовные, а иногда и материальные потребности ребенка не удовлетворяются, так что приходится тем или иным образом добывать себе необходимое. В процессе этой добычи, конечно, потребности тоже начинают искажаться и приобретать нездоровый вид. Дальше ребёнок вырастает и формируется таким образом, что он постоянно за счёт других людей что-то добывает. Он не научается удовлетворять свои потребности здоровым образом, его никто не научил это делать. Например, любой взрослый человек нуждается в эмоциональной поддержке. И что делает человек, который вырос в ситуации созависимых отношений в семье? У него существует понимание, что в его жизни есть несколько людей или хотя бы один, которые ему эту поддержку должны оказывать: родители или муж, жена. Он ее требует, считая, что ему должны, применяя манипуляции, иногда насилие. В сознание у него закрепилась мысль, что ему должны, причём именно этот конкретный человек. Это нездоровая ситуация.
 
Что такое уважение?
Елена Владимировна: Уважение очень хорошо рассматривать в паре с тем, что в противоположность я называю нарушением границ. Уважение — это соблюдение своих собственных границ и границ другого человека, бережное и внимательное отношение к ним. Ребёнок в здоровых отношениях с родителями научается понимать, где его границы, а где чужие, он учиться их уважать и понимать, как к ним относиться, как себя вести. В созависимых отношениях происходят постоянные нарушения границ. Иногда грубые, когда взрослый, например, входит в комнату ребёнка, когда он уже подросток, без стука, да даже, когда он ещё не совсем подросток. Когда родитель всегда решает за ребёнка, что ему делать, что ему есть, как ему жить, в какой момент и как распоряжаться чем-то. При этом совершенно не учитывается возраст ребёнка, его возможности на данный момент. Одно дело младенец и другое дело ребёнок трёх лет, разница уже будет очень большая. Иногда границы нарушаются более тонким образом. Например, это выглядит так, что «я считаю, что ты отвечаешь за мои эмоции. Я расстроилась из-за тебя». Понимает ли человек, что его эмоциональные состояния — это его ответственность, а не другого человека? Я отвечаю за своё эмоциональное состояние, оно находится в моих границах, а не другого. В каждой конкретной ситуации, когда мы работаем с созависимыми, мы постоянно обнаруживаем невидение и непонимание, несоблюдение своих границ и границ другого человека. Даже с Богом люди пытаются устанавливать созависимые отношения. Они начинают думать, что Богу от них что-то надо, что они должны быть хорошими девочками или мальчиками: «А если я такой не буду, то Он на меня обидится, а потом накажет». Человек так устроен, что у него все три компонента, три измерения его общности: с собой, с другим человеком и с Богом, всегда развиваются параллельно, в одном ключе. Как я отношусь к другим, так же к себе и к Богу.
 
Расскажите, пожалуйста, про заботу.
Елена Владимировна: Важный компонент здоровых отношений – это забота, в созависимых отношениях ему противостоит контроль. Ребёнок в отношениях с родителями учится либо заботиться о себе и о других людях, либо контролировать других людей. Самое интересное, что и себя тоже. Контроль всегда, основан на страхе и недоверии себе, Богу и другим людям и происходит с определённой эгоистичной целью. Здесь самое первое, на что нужно обращать внимание, это мотив. Забота — это когда я делаю что-то ради другого человека, ради его блага. Не ради своего, когда я хочу что-то от этого человека получить, и в итоге я начинаю проявлять как бы заботу, а на самом деле его контролировать для того, чтобы он делал так, как хочу я. Например, я хочу, чтобы ребёнок вернулся домой раньше не потому, что я о самом ребёнке волнуюсь. Я беспокоюсь о своем эмоциональном состоянии. Потому что, если бы я думала о своём ребёнке, я бы понимала, что ему надо постепенно учиться большей самостоятельности и ответственности, постепенно ему надо давать больше возможностей. Да, я буду беспокоиться, но ему то это необходимо. Для него может оказаться полезным, например, самому ездить в метро и учиться жить в большом городе. Разумеется, это всё постепенно должно делаться, а не в одночасье. И при этом приходится, конечно, родителю преодолевать свою тревогу и другие негативные эмоции. Но вот это как раз уже делается ради ребёнка, а не ради своего спокойствия, когда я говорю: «Нет. Мне спокойнее, чтобы ты вообще никуда не ходил».
 
Как правильно заботиться о себе?
Елена Владимировна: У человека должны быть разумные соображения, что ему действительно нужно в этой жизни, как нужно жить, что делать для себя, для того, чтобы развиваться, нормально работать, приносить пользу другим людям и вообще жить согласно человеческому достоинству. Понимание этого требует работы, над этим стоит думать. Соответственно, всё, что я буду делать в этом направление, это и будет забота о себе. Заботу о себе можно считать так же частью служения себе. При этом речь не идёт о том, что мы убегаем от негативных чувств. Негативные чувства требуют того, чтобы разбираться с тем, в чём их причина, в чём их источник. Мы часто просто убегаем от неприятных переживаний, например начинаем поедать шоколад, смотреть фильмы или употреблять алкоголь, уходить с головой в работу, или ещё куда-то, получая как бы удовольствие. На первом этапе, да, мы получаем, может быть какое-то удовольствие. Но это уход от проблем, а вовсе не их решение. И поэтому, конечно, это не является заботой о себе. Надо обращать внимание на то, что мною движет: это желание позаботиться о себе или просто желание убежать от каких-то неприятных чувств. Иногда нам как раз приходится делать вещи, которые доставляют нам не очень большое удовольствие. Например, начать питаться здоровой пищей или позаботиться о своём теле, раньше ложиться спать или что-то ещё. Мы сейчас упомянули вещи, больше связанные с заботой о теле, но можно подумать о других вещах. Например, а стоит ли мне уходить в фантазии? Хотя очень приятно помечтать, но стоит ли это делать? Уход в нереальность — это всегда побег. В жизни у человека есть проблемы, которые не решаются, а вместо этого он уходит в фантазии. Проблемы от этого никуда не исчезают, а только нарастают.
 
Расскажите, пожалуйста, о компоненте здоровых отношений – знании.
Елена Владимировна: У нас остался четвёртый компонент — знание, противоположность этому иллюзии. Это очень важный фактор, потому что для того, чтобы заботиться о другом человеке, например, о ребёнке в семье, надо его знать. Для того, чтобы начать заботиться о себе, нужно узнать себя. Познание не происходит само собой, это требует усилий. А особенно это требует усилий для людей, выросших в созависимых отношениях, которые склонны уходить в иллюзии по поводу себя, другого человека и Бога. Вместо знаний у них существуют искажённые образы, ложные представления, которые сложились в процессе нездорового взаимодействия с их родителями. Сформировался определённый образ себя, есть какой-то идеальный образ, роли, маски... Человек, как правило, очень мало знает о себе, в том числе не понимает свою настоящую природу, а привыкает жить, играя определенные роли и пытаясь соответствовать ложным образам.
 
Почему человек пытается жить в образах, играя роли?
Елена Владимировна: Потому что в созависимых отношениях нельзя быть собой, надо быть тем, кто удобен другим. Ребёнок вырастает, пытаясь выжить и приспособиться к такой ситуации, когда нет принятия, уважения и заботы. Он начинает играть роли вместо того, чтобы быть собой. Ребёнок в этом растёт, развивается и начинает сам себя представлять через эти образы. И потом привычную маску очень сложно увидеть и тем более отделиться от нее. Если он захочет её, конечно, снять, если в какой-то момент ему надоест играть эти роли, и он захочет быть самим собой, то ему придётся над этим серьёзно работать, всё это очень не просто. Человеку кажется, что эта маска и есть он. Люди часто друг на друга накладывают образы и живут не с человеком, а с тем представлением, каким бы хотелось, чтобы этот человек был. Это может быть образ мужчины, например, для женщины, который сложился когда-то в подростковом возрасте на основание чтения книг или просмотра фильмов, многое при этом берётся из родительской семьи. Из этого коллажа делается образ того, «кто мне нужен», «кто сделает меня счастливой», что, конечно, является абсолютным обманом. Потому что никто не может сделать человека счастливым: ни мужчина, ни женщина — никто. Человек может быть счастлив, только если у него есть гармоничные и хотя бы относительно здоровые отношения с собой, с Богом, с другими людьми. Если он имеет душевное равновесие и покой внутри себя, мир в душе, принимает всё, что с ним происходит, всё, что даётся от Бога, то тогда он будет счастлив. Хотя бы иногда. А за свое состояние ответственен сам человек, а вовсе не какие-то другие люди, только он сам в отношениях с Богом может решить эти вопросы. В созависимых отношениях люди всё время требуют, чтобы кто-то другой отвечал за их эмоции: «Я ожидаю от тебя, что ты сделаешь меня счастливым». На самом деле, человек может только поделиться своим счастьем с другими. Но получить от других — нет. Когда человек пытается это получить, отношения ухудшаются и, в конце концов, разваливаются и превращаются в руины. Такие отношения приносят очень много боли и страдания.
 
Как мы выбираем людей, с которыми создаём отношения?
Елена Владимировна: Встретиться могут какие угодно люди, а вот дальше разойдутся они тут же или задержатся на какое-то время, это зависит от мотивов двух людей и от того, как они понимают отношения. Если отношения для меня с другим человеком — это то, что я могу от него получить, соответственно я такие отношения и предлагаю, ведь я могу предложить только то, что у меня есть. Если у человека закрепился аналогичный со мной подход, внутренняя установка, что он тоже что-то старается получить от меня, он, конечно, радостно пойдёт на предложенный вариант отношений. А если он не собирается за счёт меня решать свои проблемы, если у него другой подход к отношениям, то естественно окажется, что ему здесь совершенно нечего делать. То, что я ему предлагаю, будет ему абсолютно неинтересно, и он пойдёт дальше своим путём. То есть тот тип отношений, который я могу предложить человеку, он может быть ему совершенно не нужен. Для него это что-то чуждое. Не бывает так, чтобы с человеком, у которого очень больные отношения с другими людьми, с собой и с Богом, вдруг стал вступать в близкие отношения человек, у которого нет таких проблем. Деловые отношения могут возникнуть, но не личные. Он просто не поймёт, зачем ему это нужно, его ничего не зацепит.
 
В какой момент происходит осознание того, что я хочу выздоравливать, и что без помощи Бога и других людей я не справлюсь?
Елена Владимировна: У разных людей может быть разное осмысление этих ситуаций. Дно ведь у каждого своё. Один человек, например, достигает дна, несколько раз отсидев в тюрьме, лишившись дома, родных, разрушив все отношения. А другой человек может достигнуть дна, утратив работу. Почему так происходит? Потому что это разные люди. Для одного утрата работы — это уже некая катастрофа, и непонятно, как жить дальше. А для другого человека допустимо воровать, например, ещё как-то добывать себе средства к существованию. Почему один человек, например, приходит к психологу, когда у него просто конфликты с мужем? А другой живёт в этой ситуации двадцать лет и приходит только тогда, когда уже всё развалилось, разрушилось, и люди уже совсем потеряли человеческий облик. И здесь нельзя говорить о том, что один хороший, а другой плохой. Всё это разные степени болезни. Человек в какой-то момент может осознать, что он точно сам не справляется. Человек понимает своё бессилие, когда, используя все свои ресурсы, перепробовал всё, что возможно. Он понимает, что уже ничего другого он придумать не может для того, чтобы улучшить свою жизнь, сделать её соответствующей своему человеческому достоинству. Человек не может со всем справиться сам. Это значит, что, ему что-то нужно, он может обратиться к другим людям, к Богу, просить, при этом ничего не требую. Он берёт ответственность за свою жизнь на себя, и если ему нужна поддержка, то он честно об этом просит. Если человеку нужно заработать денег, то он честно приходит на работу, устраивается на неё и работает. Если ему нужно получить от людей поддержку, он честно обращается за ней и просит о помощи, вступает в такие отношения, где люди помогают друг другу. Но, разумеется, ему не стоит рассчитывать на то, что один-два конкретных человека что-то ему должны. Это и есть умение заботиться о себе самому, умение самому удовлетворять свои потребности. Человек понимает, что он отвечает за себя: за своё состояние внутреннее, за своё внешнее состояние, за свои дела. И для того, чтобы самому отвечать за это, обязательно будет нужна помощь других людей и Бога. Но ответственность состоит в том, чтобы именно просить этой помощи. Просить! И надо быть готовым к тому, что не каждый человек сможет помочь и вообще откликнется.
 
Почему в случае нездоровых отношений часто бывает так, что за помощью и поддержкой человек обращается к одному-двум людям, при этом настойчиво требуя эту поддержку?
Елена Владимировна: Да. При этом я могу просить о помощи не только одного человека. Почему в случае нездоровом варианте я всё время обращаюсь к одному? Потому что я думаю, что он мне должен, как правило этот человек замещает родителя, происходит перенос ожиданий из детско-родительских отношений. Он же понимает, что другие люди ему не должны, но вот требует постоянно именно от этого конкретного человека. В здоровых отношениях нет ожиданий, потому что человек понимает, что он сам не всегда и во всём может помочь, и другие люди не всегда и во всём могут оказать поддержку и помощь. В первую очередь человек в своей жизни должен позаботиться о себе и это будет правильно. Потому что, если он не будут этого делать, он не сможет никому помогать. Если мы не надели при аварии в самолете кислородную маску сначала на себя, то потом на ребёнка уже не сможем надеть. Когда я к другому человеку обращаюсь за помощью, он может мне отказать, потому что в этот момент у него есть другие более важные приоритеты. И он имеет на это полное право, так же, как и я имею право отказать, сказать: "Нет". Я могу пойти на сознательные жертвы, но это уже будет моё решение относительно другого человека. Я пойду на них не потому, что я боюсь на них не пойти, боюсь кого-то обидеть или ещё что-то не выполнить, а это будет уже мой свободный выбор, я это сделаю просто ради другого человека. Только тогда это будет иметь ценность. Если же я угодничаю из страха, то это никакой цены не имеет. И по плодам, кстати, никогда не будет ничего хорошего.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Нам нужна помощь

Мы в Facebook

Мы в Одноклассниках

Мы в контакте

Последние комментарии

 Следите за обновлениями сайта! Получайте свежие статьи на почту!

Подписка через RSS ленту.

Подписка на RSS

 ПОДПИСКА НА ПОЧТУ

Введите ваш Email здесь:

НАШ БАННЕР

Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

Общественный фонд КАЗАХСТАН БЕЗ НАРКОТИКОВ

Православие в Казахстанеа Союз православных граждан Казахстана Православная служба мИЛОСЕРДИЕ Храм в честь Владимирской иконы Божией Матери станции Шамалган РК  Храм Христа Спасителя  Православный портал Трезвение